?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Животрепещущую историю рассказал информационно-аналитический портал Форум.мск о том, что в Химках двойные стандарты отношения к ветеранам Афганистана. Одни становятся феодальными князьями и героями громких коррупционных скандалов, а других забивают с попустительства первых, а потом они ещё и с протянутой рукой вынуждены стоять, чтоб приобрести хотя бы сносные условия существования.

В редакцию приходит много писем, таких как это:

Здравствуйте,

В последние полгода именно это слово приобрело для меня новый, сокровенный смысл. Наверное, только лишившись чего-то очень важного, начинаешь по-настоящему это что-то ценить… Наверное, так устроен мир… Наверное, так надо… Наверное, это правильно… Вот и я… потеряв здоровье и почти потеряв надежду, искренне желаю Вам здравствовать, понимая (жаль, что только теперь), как это важно – быть здоровым. И я, блуждая во мраке боли и отчаяния, утопая в липкой безнадежности – я прошу Вас о помощи. Мне больше ничего не остается, любые другие возможности мною уже исчерпаны…

Вот моя история: 24 марта 2011 года я получила травму плечевых костей обеих рук. Закрытый оскольчатый перелом верхней трети правой плечевой кости со смещением отломков и закрытый многооскольчатый перелом головки и хирургической шейки левой плечевой кости со смещением. Это официальная формулировка. В выписке из больницы написано примерно так. Сухо и безжизненно. Постараюсь изложить в более доступной форме.

В тот самый злополучный день, 24 марта 2011 года, возвращаясь с работы, я была избита неизвестными. Абсолютно неизвестными мне людьми. Сюжет весьма прозаичен давно знаком по выпускам криминальных новостей: поздний час (около 11 вечера), безлюдный двор, молодые, возможно даже юные, романтики с большой дороги, как обычно стесненные в средствах и желающие это исправить. За мой счет. Требования. Мой отказ. Угрозы. Попытка убежать. Неудачная попытка. Сбили с ног. Потом смутно: удары, крики о помощи, боль. Не помню, сколько пролежала и как попала домой. День находилась почти в коме. Нашла силы только чтобы ответить на звонок сына и соврала, что сплю и что все хорошо – не хотела пугать и портить ему выходные, думала что боль пройдет сама собой…

Однако, когда сын оказался дома и нашел меня в совершенно беспомощном состоянии, он незамедлительно вызвал скорую. С данного момента обычно все плохое заканчивается, однако в моем случае все только начиналось…

В больнице мне сообщили, что картина повреждений, конечно, печальна, но заверили, что все разрешится благополучно. Нужна только операция. И 60 тысяч рублей. На пластины для фиксации переломов. О том, что данное лечебное учреждение, как и любая другая городская больница, должна предоставить такие пластины бесплатно, врачи умолчали, тем самым нарушая закон. В итоге, мне потребовалось 10 дней, чтобы найти требуемую сумму, а ситуация значительно ухудшилась: началось воспаление.

Тем не менее, операцию все же провели, хотя и со значительным опозданием. Воспалительный процесс обострился, швы гноились, болевые ощущения не покидали. Послеоперационного ведения не проводилось. Закончилось тем, что после двух месяцев, проведенных в больнице, я вышла оттуда инвалидом второй группы. Инвалидность мне была присвоена 13 июля 2011 г.

Кстати, тот факт, что деньги с меня были получены незаконно, подтверждается итогами расследования, проведенного страховой компанией МАКС-М ( у меня полис ОМС данной компании). Тем не менее, Химкинская больница возместить ущерб пока отказывается. Придется обращаться в суд.

И еще: в больнице меня посетил представитель правоохранительных органов. Я не помнила никаких особых примет нападавших, более того, я вообще не запомнила, как они выглядели, разве только черные куртки и черные шапки… Поэтому, уголовное дело решила не заводить. Просто не было сил… А потом… все равно ведь никого не найдут (особенно по таким приметам).

В том, что лечение было крайне ущербным, сомнений больше не оставалось. Но нужно было что-то делать, нужно было спасать руки. Я побывала, наверное, у всех специалистов Москвы, пользующихся авторитетом в области травматологии. Все они солидарны во мнении, что:

- оперативное лечение должно было быть проведено незамедлительно,

- тактика оперативного лечения выбрана неправильно,

- пластины закреплены таким образом, что такое их положение только еще более травмирует суставы и кости (пришлось даже провести в ГБ №15 г. Москвы дополнительную операцию по удалению незакрепленных винтов, так как они почти прорвали кожный покров)

- течение воспалительного процесса продолжается, что может привести и скорее всего приведет к отмиранию костных тканей ( как итог – к остеомиелиту).

Также они солидарны в следующем: в данной ситуации единственным выходом является ЭНДОПРОТЕЗИРОВАНИЕ на ОБЕИХ руках. В случае плечевых суставов это означает почти полную потерю функции рук. А через 5-10 лет – ПОЛНУЮ ПОТЕРЮ. Как же это страшно – жить без рук. Звучит, как приговор.

Да это и есть приговор. В настоящий момент я не могу обходиться без посторонней помощи. Я не могу приготовить себе еду, помыться, одеться, даже почистить зубы. Это письмо пишет сын под мою диктовку – я даже этого не могу сделать.

Боль стала мне постоянной спутницей, днем и ночью – она всегда со мной. Но все же надежда осталась… Один из консультировавших меня травматологов, г-н Королев, профессор-травматолог клиники спортивной травмы ECSTO, сообщил мне, что мою проблему можно решить только за границей. И назвал клинику «Hadassa» в Израиле. Я связалась с ними, отправила им всю медицинскую документацию, рентгеновские снимки и получила официальный ответ, что это действительно возможно. Более того, они гарантировали ПОЛНОЕ восстановление функции рук с сохранением СВОИХ СУСТАВОВ. Операция предполагает использование натуральных костных имплантов, а не металлических конструкций или протезов, что очень важно в моем случае. Только операцию необходимо провести как можно быстрее, так как промедление сыграет роковую роль. Главное, они говорят о том, что в моем случае эндопротезирования суставов НЕ ТОЛЬКО МОЖНО, НО НУЖНО ИЗБЕЖАТЬ. Т.е. речь идет о сохранении своих суставов, чего, по мнению отечественных специалистов, невозможно добиться в условиях Российской Федерации. И лечение за границей – это, к сожалению, единственный выход.

Испугала меня только цена – по предварительным оценкам, необходимо около $ 60 000 (цена включает стоимость двух операций на обеих руках с разницей в один месяц между операциями и минимально необходимое пребывание в стационаре). А вместе с перелетом, проживанием, услугами помощника курсом реабилитации - примерно $ 65 000 -70 000, так как реабилитация очень дорогая, но она необходима. Таких денег у меня нет, все средства, которые удалось найти (одолжить у друзей, родственников) я потратила на лечение: консультации, обследования, курсы реабилитации, дорогостоящие препараты, которые заказывались в Германии…

Из родственников у меня только сын и родители. Родители давно на пенсии. Мама – также инвалид, которой в настоящее время необходима операция на сердце. Зарплаты сына и моей пенсии (а также каких-то выплат по больничному на моей работе) хватает только на то, чтобы держаться. Откладывать почти ничего не получается (копить на операцию придется лет 10).

Данное письмо для меня – последняя возможность спасти руки. Моя последняя надежда. Все имеющиеся возможности использованы. Благотворительные фонды помогают только детям, а я уже взрослая женщина. Хотя, конечно, есть фонд помощи «Живой», однако там мне сказали, что денег у Фонда нет. И помочь мне в настоящее время они не в состоянии. Надо ждать. И это ожидание может сыграть в моем случае роковую роль.

Однако, всю предоставленную информацию они проверили, вопросов не возникло. Я абсолютно реальный человек. Меня зовут Ужова Марина Викторовна, 1963 г. рождения, мне 48 лет. Место жительства – г. Химки Московской области. Я инвалид 2-ой группы, ветеран военных действий в Афганистане. Все вышеизложенное легко подтверждается документами, сканы которых я прилагаю. Со мной можно в любое время связаться по телефону. Меня можно в любое время застать дома и убедиться в том, что я написала чистую правду. Клиника “HADASSA” в сентябре прислала официальное приглашение на необходимое предоперационное обследование. Если позволит мое состояние (исходя из результатов обследование), они готовы незамедлительно провести операцию на одной из рук. Говорят, что времени остается все меньше.

Я МОЛЮ ВАС О ПОМОЩИ. Мое лечение, включая все необходимые расходы, стоит около $ 70 000. Если это возможно, помогите мне, пожалуйста, заново обрести руки. Любая сумма способна приблизить меня к избавлению от страданий.

Banners









Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner